Памятный знак «малый межевой курган» сегодня напоминает нам о наделении в XVII веке землей (поместной «дачей») служилых людей и освоении земель на территории Белгородской черты.

Территория, по которой прошла Белгородская черта, до конца XVI – первой трети XVII веков называлась «Полем». Часто в исторической литературе употребляется аналогичный термин «Дикое поле» для обозначения всей южной степной окраины России того времени. Однако, мы воздерживаемся от употребления этого термина в таком значении, потому что он не историчен, а историографичен.

Именно территория «Поля» дала земельные площади, из которых государевы служилые люди, пришедшие для строительства и обороны Белгородской черты, за свою службу наделялись поместьями, пашенной землей и другими видами угодий.

Служилые люди, составившие гарнизоны городов-крепостей, наделялись соответствующим роду службы наделом земли. Большим участком наделялись дети боярские и драгуны, потом казаки, далее стрельцы и пушкари.

Границу между владениями частных лиц или сельских общин в древности называли межой. Межа представляла собой реально или визуально очерчиваемую линию с необходимыми точками на ней — межевыми знаками, или ориентирами положения межи в пространстве и изменении этого положения (поворотах, спусках, подъемах, преодолении препятствий и т. д.). К установлению таких границ люди издавна относились с большой ответственностью.
В качестве межевых знаков выступали природные объекты или рукотворные сооружения. Природные – это заметные деревья, ручьи, реки, овраги и т. п. Рукотворные – столбы, насечки на деревьях, межевые ямы и груды камней. Всё это письменно фиксировалось в «отводных» грамотах и книгах (документах по землеотводу), приобретая юридическое значение.

Самым главным межевым ориентиром являлся вкопанный в землю столб. В яму прежде чем поставить столб клали некоторое количество камней и уголья, чтобы сделать межевой знак более заметным, особенно это было важно с учетом недолговечности деревянных объектов. Ещё межевыми ориентирами являлись одиноко стоящие деревья, на которых делались затёсы с указанием направления.

Межевые знаки обозначались особыми «знаменами» (в первую очередь это относится к бортным угодьям (пасеки)), «гранями» – зарубками на заметных деревьях. Расстояние считали от столба до столба или от столба либо камня до приметного «межевого дерева». Такие деревья на планах изображались отдельно и чрезвычайно живописно. Рядом обязательно название: «дуб виловатый», «дуб погорелый», «ольховое кустье» или «липа», «вяз», «береза». Иногда знаком служил курган.
Площадка музея находится в историческом месте на стыке двух исторических участков Белгородской черты XVII в. – Болховецкого и Карповского и соответственно двух одноименных уездов. Межой – границей – двух рубежей является овраг, имеющий собственное историческое название, – Крутой лог, или по архивным документам и чертежам XVII века – Крутой буерак, который примыкает с восточной стороны к территории нашего музея.

От Крутого буерака на запад тянулся Карповский участок оборонительного вала Белгородской черты, на восток – Болховецкий участок оборонительного вала.
20 июня 1647 г. под руководством белгородского воеводы Тимофея Бутурлина и в присутствии болховецкого воеводы Богдана Оладьина было произведено уездное межевание «меж Белагорода и Болхового города». В грамоте из Разрядного приказа белгородскому воеводе Тимофею Бутурлину говорилось: «И мы указали ведать земляново валу и земли и всяких угодей к Белугороду по Отскочной лес. А от Отскочнова лесу к Болховому городу ведать по Крутой боярак, а от Крутова боярака ведать к Карпову сторожевью».
Межа, установленная между Болховским и Карповским участками Белгородской черты в 1647 году по Крутой буерак, простояла незыблемо, по всей вероятности, почти до начала XVIII века.